Увлечь за собой все, что только может мыслить и чувствовать

По пятницам мне приходится ездить от «Речного вокзала» в Академгородок в университет. Дорога долгая, многое передумаешь. А иногда и услышишь непарадные, искренние речи, которыми то ли народ, то ли само время говорит. ...Сидящая передо мной девушка «в модном прикиде» громко выговаривает своей бледной, грустной матери:

- Да не собираюсь я жить, как вы! И ничего хорошего в вашей жизни не было. Ты сама рассказывала, как полы в своей хибаре смазывала, без хлеба жили. Вы потому никогда и не мечтали о хорошей жизни, что представления не имели, какая она. Для вас эти позорные «хрущёбы», норы панельные, были как праздник: как же, бесплатно получили квартиру от завода! Как ваши предки были рабы крепостные, так и вы. А я хочу нормальной красивой жизни!

Девушка была, возможно, не очень воспитанной, но очень красивой. Овалом лица, разлетом бровей напоминала фотографии моей бабушки в молодости - гимназистски 1900 года, вот так же, вероятно, бунтовавшей против своих родителей. Крепостными её родители не были лишь потому, что дед, казачий атаман, отличился во время знаменитого Лейпцигского сражения с Наполеоном и был произведён в какой-то воинский чин. Но могла бы её мать и крепостной родиться... Так ли далеко то время? Руку протяни - и коснёшься всех его болей и бед. На долю моей бабушки - модницы 1900 года - выпали самые кровавые революции, бесчисленные войны, тотальный голод, когда ели сусликов, репрессии и глухая гибель мужа на Беломорском канале.

«Я хочу нормальной красивой жизни!» - кричит теперь другая девочка, чей жених, возможно, уже погиб в Чечне. Господи, сколько за новый век придумали нового, сколько «открытий чудных» явил человечеству «парадоксов друг»! Но среди них - ни одной гарантии, что в новом веке жизнь нового поколения станет «нормальной, красивой».

...Вот младший мой внук с двух лет проводит время с компьютером чаще, чем с «живой жизнью». Чтобы существовать в новой реальности, вся семья работает, а малыш путешествует со старшим братом - первоклассником - в виртуальных мирах. И таких малышей - тысячи. Значит, в новом веке их будут миллионы. Вот он новый век - протяни другую руку и коснешься новых его радостей и новых бед. И, может, самой опасной болью нашего сердца будет эта - вытеснение «живой жизни» новыми искусственными формами? Уже сейчас новые социальные и душевные болезни, которые назвали ноогенными неврозами, психиатры объясняют технологизацией и технизацией человека, переживающего состояния бессмысленности жизни, жизненной пустоты, в которой слова «нормальная красивая жизнь» утратили свой первоначальный смысл, а живая естественная красота перестала быть самоценной.

Долгое и невесёлое это предисловие понадобилось мне лишь затем, чтобы с высот нового века взглянуть на то скромное - а на самом деле подвижническое - дело, которому служат педагоги дополнительного образования в то время, когда и семья, и школа озабочены совсем другими приоритетами - дать знания, обучить логике, натаскать, как ищейку, мысль. Горячее сердце, свободное воображение, душевные порывы и восторг перед живою красотой мира вытеснены из школьной программы, из школьных технологий, из самой организации школьной жизни - вот она, реальная опасность техногенных бед. И, может, есть мудрость самой жизни в том, что вопреки всем тенденциям и законам, сохраняются оазисы живой жизни, горячего чувства, ярких образных переживаний и счастливого вдохновения - Дома детского и юношеского творчества, подобные тому, какой радостно плывет в новый век под управлением незаурядной творческой воли Маргариты Ильиничны Мироедовой.

Познакомиться с нею - как с председателем Совета директоров - мне довелось совсем недавно, но именем этой женщины, как и многие, я была окружена буквально уже десятки лет: один близкий друг нашей семьи стал по своей второй профессии художником, потому что именно этот талант развил в нём когда-то Дом пионеров имени В.Дубинина; второй приятель начинал писать свои юмористические рассказы именно в этих старых стенах на улице Станиславского; там же училась понимать людей и сотрудничать со всеми моя коллега, необычайно душевный и чистый человек, ставший затем собкором замечательной детской газеты «Пионерская правда»; там же воспитали чувство красоты и чувство сострадания ко всему живому у моей первой дочери.А я все не знала и не знала ничего о Маргарите Ильиничне: так не знают подчас автора любимой мелодии, стихов, скульптуры... Творческое начало, талант их создателя начинают жить как бы самостоятельно. Тогда говорят: «музыка народная, слова народные», «народное творчество»...

По сути, то что творит Маргарита Ильинична - и есть народное творчество, народная педагогика, которая взрастает на народном характере, традиционных народных ценностях; высокой жизнестроительной духовности и жизнеутверждающей диалектике.

И те новосибирцы, кто не знает её лично, ощущают результаты её творчества через своих детей, друзей, коллег, сохраняющих пожизненно в себе свет Дома, созданного Мироедовой. Речь идет не о стенах и убранстве (хотя и они воспитывают, и они ею сохранены и приумножены), речь о том особом Доме, что становится символом безопасности, свободы, любви и добра, а в итоге - нравственным фундаментом, сохраняющим человеческое в человеке и в житейских, и в космических бурях.

Таким Домом стало учреждение дополнительного образования на улице Станиславского для огромного числа людей: только за один год Дом творчества имени Володи Дубинина на разных своих площадках (добавилось три филиала) обучает и воспитывает около 4 тысяч мальчишек и девчонок. За тридцать лет деятельности Маргариты Ильиничны душой к её душе прикоснулось, её светом озарилось население целого города. Вот в такой мощный источник творчества, добра и вдохновения за годы нелегкой, но прекрасной своей жизни преобразилась скромная сибирская девчушка, какою она когда-то переступила порог Красноярского педагогического училища, вовсе не помышляя об особых педагогических высотах.

- Жизнь сложилась, как у многих ребятишек военного времени, так, что рано пришлось стать самостоятельной и начать самой себя обеспечивать, самой все проблемы решать. Вот так и отправились мы с подружкой поступать «куда-нибудь учиться», учиться очень хотелось, хоть жить было не на что. Выбрали фармацевтическое училище - название красивое. А тут встречается знакомая, говорит:»Идите в педагогическое, там так интересно». Словом, в педагоги случайно попала, - говорит теперь Маргарита Ильинична.

Но вряд ли тут «случайность». Ведь не к хлебу поближе, не к начальству, не к большим деньгам потянуло девчонку, а туда, где «интересно очень».

Что мы о себе знаем, даже прожив жизнь? Совсем-совсем немногое. Потому и кажется нам, что стресс или серьезная экстремальная ситуация на границе жизнь - смерть нас совсем «перерождают». А ведь это действует, наверное, всё та же генетическая великая программа - учитель, что ведёт нас по жизни через невероятное даже, неведомое и непостижимое определенным курсом.

Позже этот «курс» приведёт Маргариту Ильиничну на заочное отделение педагогического университета, который она закончит с «красным дипломом». Этот же «курс», вероятно, проявится и в строительстве семьи: муж - педагог, доцент, организатор факультета, родной по духу человек; дочь - педагог, преподаватель педагогического колледжа; очаровательный внук - талантливый, ярко выраженный гуманитарий; друзья семьи - вся педагогическая общественность...

Всё - последствия «случайности» одного давнего летнего дня в Красноярске. Но, может, самое значительное для развития «живой жизни» последствие - воздействие личности Маргариты Ильиничны на всех, с кем она сотрудничает, общается, таким образом, что в незрелой даже душе подростка трогаются в рост те зерна, что родственны Маргарите Ильиничне. Ее благотворное излучение ощутили на себе многие выпускники Дома творчества, ставшие теперь коллегами Мироедовой, вернувшиеся после института культуры или педагогического института психологами, методистами, руководителями творческих объединений все в тот же родной уже Дом - служить искусству, детству, красоте.

В самом же деле, происходит, очевидно, не передача традиций от поколения 60-х лет, скажем, поколению 90-х, а преображение личности и тех, и других, в совместном творчестве - со-бытии, которое и становится главным событием жизни, окрашивая и чужие жизни светом надежды, правды и добра. Ткётся сообща полотно «нормальной красивой жизни», как её здесь понимают.

Говорят, есть такой древний афоризм: «Никто не стал бы монахом, если бы однажды не увидел на лице другого человека сияние вечной жизни». Педагог дополнительного образования - далеко не монах и чаще всего - не мистик, не аскет, но есть тут своя избранность - беспредельное самосовершенствование ради высот профессионализма и постоянное самоотречение ради помощи Ребёнку, растущей душе, этому зерну будущей Жизни, Вечности...

Мне кажется, этим особым светом осознания своей высокой миссии и лучатся так ясно глаза Маргариты Ильиничны и её коллег-воспитанников. А по признанию многих, даже если они и не были «кружковцами Дома, а пришли сюда в зрелом возрасте» (часто - как находка, открытие самой «хозяйки Дома»), они ощутили на себе влияние этого талантливого педагога и организатора. Одних она буквально «заставила» (и научила) работать над авторской программой, из чего родилась потом напряженная исследовательско-поисковая деятельность, новые методы, новые издания. Других сориентировала на перспективные направления деятельности, изменение содержания работы. В третьих вдохнула порыв к новым творческим высотам, поддержала дарование, позволила ему «обнаруженным стать» далеко за стенами Дома, например, на Международном конкурсе в Сочи. Четвертым принесла в дар своё сочувствие, сострадание, содействие. И так - с каждым. С годами всё ярче проявляется её организаторский талант, способность «увлечь за собой всё, что только мыслит и чувствует».

Так, в Новосибирске под её руководством уже 10 лет активно действует Совет директоров Домов творчества, который содействовал во многом сохранению системы дополнительного образования и объединению здоровых, неукротимых, талантливых сил этой слабо поддерживаемой государством структуры. Какие самобытные и самоотверженные люди - творители остаются верны тут, несмотря на абсурд и жестокость меркантильного времени, древней заповеди, утверждающей, что дети - «иго благое и бремя лёгкое» Легко и красиво несёт это «иго» наша землячка - Мастер и Маргарита в одном лице.

В телевизионной передаче, посвященной юбилею Дома творчества имени Володи Дубинина, Маргарита Ильинична призналась «ток-шоуменам», что она - человек счастливый и влюбчивый:ежедневно снова и снова влюбляется в новую идею, новую красоту, в детей, в искусство, в талант и подвиг. Глаза её при этом нестерпимо сияли. То ли свет завтрашней радости - вечный призыв педагога «что-то хорошее завтра случится», то ли свет любви?

Великий гуманист Швейцер («безмерно можно лишь любить жизнь») полагал, что любовь - это благоговение перед жизнью. Думаю, Маргарита Ильинична должна быть необъятно счастлива - ведь та девочка из сибирских лесов, что «случайно» зашла в 50-е годы в красноярское педучилище, сумела передать в новое тысячелетие не только собственное благоговение перед жизнью и красотой, но и воспитать это глубинное, фундаментальное, жизнесберегающее чувство в поколении людей, определяющих судьбы нового века. Не затем ли мы и приходим в этот яростный, но невыносимо-прекрасный мир?

Copyright © 1999-2014 "Сибирский учитель"
Сайт поддерживается по заказу Новосибирского института повышения квалификации и переподготовки работников образования в Областном центре информационых технологий и является участником Новосибирской открытой образовательной сети