Матушка

Есть книги, жанр которых трудно определить, и именно к числу таких своеобразных произведений принадлежит изданная в 1998 году Новосибирской православной гимназией во имя Преподобного Сергия Радонежского книга Н. Н. Соколовой «Под кровом Всевышнего». Слишком многое соединилось в этой книге, быть может, вопреки творческим замыслам автора: и мемуаристика, и историческая хроника, повествующая о жизни нескольких поколений православной московской семьи в бурные годы нашего столетия, и душе-спасительное сочинение с очень глубоким и самою жизнью выверенным складом христианского «исповедания веры», и произведение педагогической направленности, представляющее в самом глубоком и точном смысле этого слова у ч е б н и к православного домостроительства и домоводства, опыты христианского воспитания детей и взрослых. Несколько слов об авторе. Наталья Николаевна Соколова — потомственная москвичка, дочь Николая Евграфовича Пестова, доктора химических наук, профессора, известного духовного писателя, жена священника Вл. Соколова, мать пятерых детей, трое из которых стали священнослужителями (один из них, Серафим — ныне епископ Новосибирский и Бердский Сергий). Книгу свою Наталья Николаевна посвящает п р а в о с л а в н ы м ж е н щ и н а м. Прямота и конкретность такого посвящения говорит о многом и, быть может, раскрывает нам духовный замысел автора. Попытаемся же понять его.

Как явствует из названия «Под кровом Всевышнего» (первая строка знаменитого 90-го псалма Давида), во всех житейских тяготах, неизбежно выпадающих на долю каждого человека без исключения и в особенности — матери, жены, хозяйки дома, воспитательницы детей и хранительницы семейного очага, не следует слишком уж уповать на помощь людей, даже если это родные и близкие. Подлинным устроителем жизни семьи (если это, конечно, семья христианская), а значит и ее попечителем и заступником, является никто иной как Господь Бог, руководящий человеческими судьбами по одному только Ему ведомому плану закономерно и целесообразно. Конечно, далеко не все согласны смириться с таким положением вещей и тем более — п р о н и к н у т ь с я им как основой семейного общежития. Те же, кто вопреки обывательскому здравому смыслу, соображениям эгоистического порядка или веяниям времени считает этот важнейший ж и з н е с т р о и т е л ь н ы й п р и н ц и п основой своего существования, награждаются многими духовными и житейскими дарами, зачастую гораздо большими, чем обещали человеку его самые смелые мечты.

Именно так и произошло с автором. В чисто человеческом плане Наталья Николаевна Соколова получила большую, дружную, талантливую семью, сумевшую сохранить себя во многих испытаниях и от них стать еще сильней и крепче. Для матери и хозяйки уже одно это в настоящее время является величайшей заслугой. Однако не менее значительны и обретенные Н.Н. Соколовой дары духовные. При знакомстве с книгой (особенно при внимательном, вдумчивом, прямо-таки в п и т ы в а ю щ е м ее прочтении) не может не поражать личность ее автора. Как правило, все мы хорошо знаем, что жизнь семьи, в особенности женская жизнь, жизнь жены и матери, рожающей и кормящей детей, устраивающей свое семейное гнездо — тайна за семью печатями. Немногие из нас знают, как и в каких условиях рождали нас наши матери, чем мы болели, каким было наше первое слово, чем встретил нас мир в лице родных и близких, а между тем именно в этих, казалось бы, случайных впечатлениях приоткрывается с м ы с л будущей судьбы ребенка, его характер, склонности, пристрастия и поступки. Для описания всего этого мало просто внимательности или даже нравственной чуткости. Здесь именно нужна та редкая и у исключительных людей проявляющаяся п а - м я т ь с е р д ц а, берегущая и сохраняющая только то, что л ю б и м о и во что человек до конца и безраздельно вложил всю свою душу.

Именно с е р д е ч н а я п а м я т ь дает мысли автора особый строй и образ. Все нелегкие обстоятельства своей жизни (жуткие невзгоды первых лет советской власти, «катакомбную» жизнь христианской семьи почти на глазах у разного рода доносчиков и доносчиц, нестроения бытового и личного рода, девичьи и женские переживания, болезни свои и близких, смерть родителей, брата Николая, а затем и супруга — Отца Владимира) Н.Н. Соколова описывает с такой предельной откровенностью, прямотой и искренностью, с таким изумительным доверием к читателю, что невольно возникает как бы эффект обратного рода: а надо ли это? Не следовало ли автору, описывая жизнь своего семейства, вполне традиционно касаться одного лишь «хорошего», оставляя «за скобками» повествования многие непростые житейские обстоятельства, в той или иной мере осложняющие впечатление от героев книги?

К счастью для Н.Н. Соколовой, она уклоняется от этой торной дороги. Фарисейское ханжество, нередко присущее пожилым людям, склонным на старости лет к селекции впечатлений в свою пользу, как правило, с целью назидания, полностью отсутствуют у автора «Под кровом Всевышнего». Конкретность оценок отнюдь не становится морализаторством, лицемерной проповедью «двойной морали» — одной для отцов, другой для детей, — как ржавчиной разъедающей духовную устойчивость семейных отношений. Умудренное всеведение укорененной в Боге души (с Богом «все возможно», с Богом и трудное легко — только верь и надейся) соседствует здесь с особенным, светлым б е с с т р а ш и е м, преобразующим в свет и радость даже темные стороны жизни. «Где присутствует Бог, нет и не может быть никакой «грязи», но есть только любовь», — как бы говорит нам Н.Н. Соколова каждой строчкой своей книги, и чем больше в нее вчитываешься, тем больше ей веришь.

Все детские годы Наташи Пестовой освещены любовью. По счастливому стечению обстоятельств у нее были удивительно любящие родители (в особенности отец, Николай Евграфович), чья воистину жертвенная забота сопровождала ее всю жизнь. Как ни парадоксально это может показаться современному читателю, но в этой глубоко христианской семье именно родительская любовь служила основанием религиозного чувства ребенка, его первичных представлений о Высшем и Совершенном. Для ребенка именно любящие родители есть прообраз защиты и хранения Божьего; из чувства хранения, опеки и защиты постепенно вырастает прочное и устойчивое сознание благоговения, из любви к отцу — любовь к Богу. Во многих романах Ф. Достоевского повторяется удивительно глубокая мысль о благотворности начальных детских впечатлений для всего будущего жизненного пути человека: счастливое детство способно удержать его от падения в самую отчаянную минуту, сохранить и очистить в годы страданий и лишений. Но многие ли современные родители обладают этим знанием тайны человеческой психологии? В этом смысле семья Натальи Пестовой — будущей матушки Натальи Николаевны Соколовой — есть счастливое исключение.

Родители Наташи, Николай Евграфович и Зоя Вениаминовна Пестовы, несомненно, обладали редкой педагогической одаренностью и сумели передать это качество своей дочери. В смысле наблюдений над особенностями развития духовного мира ребенка, книга Н.Н. Соколовой есть уникальнейшее явление, и я горячо рекомендую ее как специалистам по возрастной психологии, так и педагогам-практикам: лучшего материала по основаниям православной педагогики, кажется, представить себе невозможно. Многие суждения автора настолько точны, что в них ценно буквально каждое слово. Так, например, Н.Н. Соколова утверждает, что знание ребенком чужой души гораздо глубже и вернее, чем у взрослого. Более того, именно ребенок каким-то чудесным образом знает о человеке «все» и , что самое удивительное, способен провидеть его будущее, в особенности, специфику духовного склада того или иного человека. Детский конфликт двух маленьких личностей, православной Наташи и атеиста Сергея, не только совершенно особым образом определил их характеры (душа пятилетней девочки в совершенстве постигает сущность эгоизма: у жадного, своекорыстно-упрямого брата «просить бесполезно», и он, в полную противоположность ей и старшему брату Николаю, всегда будет жить для себя), но и предуказал будущее развитие их судеб, о чем не подозревали даже горячо любящие родители. Да и вообще, по глубокому, в полном значении этого слова, выстраданному убеждению Н.Н. Соколовой, каждая счастливая семья составляет целостный духовно-душевный организм, объединенный общностью понимания высших оснований жизни (в православной семье — это неиссякаемая вера в благой Промысел Божий), а также общностью восприятия разного рода житейских мелочей, составляющих естественную основу нормальных семейных отношений.

Именно такое понимание смысла и назначения семьи есть фундаментальное положение христианской педагогики, глубоко укорененной в национальной духовной традиции. В такой семье взрослые не отделяются от детей в свое замкнутое индивидуальное бытие (зачастую весьма и весьма эгоистическое!), но поддерживают своих чад и помогают им на протяжении всей своей жизни, игнорируя весьма распространенное в настоящее время «западное» требование заботиться о детях только до достижения ими физической и социальной зрелости (18—20 лет). Для таких родителей даже взрослые и вполне социально благонадежные дети есть все-таки д е т и в самом точном значении этого слова, т.е существа опекаемые и лелеемые. Для детей же по мере их взросления т а к и е р о д и т е л и из опекающих постепенно превращаются в опекаемых, т.е. в тех же д е т е й, но уже в совершенно ином возрастном качестве. Наташе Пестовой, а затем и будущей матушке Наталье Николаевне Соколовой родители самозабвенно и жертвенно помогали всю жизнь, и именно эта помощь помогла в самых тяжелых условиях военного и послевоенного времени сохранить то, что обычно называется р о д о м, укореняющим бытие человека на земле.

Но чем же держится род в жизни, что слагает его и не дает ему распасться? Как ни парадоксально это может показаться в современных условиях, но материальные причины здесь вторичны и решающего значения не имеют. Более чем простое существование профессорской семьи москвичей Пестовых (когда Наташа вышла замуж, в доме не оказалось должного количества посуды: занимали у соседей), скромное замужество Наташи (она вышла замуж за священника Владимира Соколова), провинциальная жизнь молодой матушки в ветхом деревенском доме, без горячей воды, при постоянных сквозняках и беспрерывной топке зимой и осенью, рождающей и выхаживающей детей... да какое же здесь «материальное благополучие»?! Однако семья растет, крепнет и поднимается на ноги, казалось бы, вопреки всему. И силой, которая ее живит и крепит, являются у р о к и л ю б в и, преподанные Наташе Пестовой в детстве отцом и матерью и затем переданные ею своим детям. (Продолжение следует)

Copyright © 1999-2014 "Сибирский учитель"
Сайт поддерживается по заказу Новосибирского института повышения квалификации и переподготовки работников образования в Областном центре информационых технологий и является участником Новосибирской открытой образовательной сети