Проблема игры в творчестве С. А. Шмакова

Игра — универсальное педагогическое средство. Еще Л.С. Выготский показал, что специфика игры в том, что она действует не только на отдельные сферы психики (память, воображение и т.д.), но и на личность в целом. «В игре ребенок на голову выше самого себя», — писал Л.С. Выготский. При этом речь идет о ролевой игре. Она отличается от других видов деятельности тем, что, во-первых, имеет как минимум два плана: игровой (воображаемый) и реальный. Ребенок, играя в марсианина, осознает свое реальное имя и роль марсианина. Если исчезнет один из планов, игра разрушается. Во-вторых, игра начинается с образа, а предмет вторичен. Дети, играющие на скамейке в космос, представляют ее ракетой. Если же они играют в Северный полюс, скамейка становится льдиной. Волшебное слово «как будто» меняет состояние личности. В этом суть воздействия образа на игровое самочувствие. В-третьих, центральное место в игре занимают роль и сюжет. Именно они задают правила взаимодействия. Характерно, что ролевые взаимодействия становятся центром притяжения личности к игровой деятельности.

В педагогике долгое время внимание теоретиков, да зачастую и практиков, привлекали, в основном, игры дошкольников, поскольку из психологии известно, что ролевая игра — ведущая деятельность детей дошкольного возраста. Именно С.А. Шмаков был одним из тех, кто в 50-е годы возглавил игровую педагогику подростков. Он на практике показал эффективность игровых средств в работе с этим возрастом, доказал, что принцип романтики в пионерском движении достигается именно игровыми формами. Этому была посвящена его кандидатская диссертация.

В своей докторской диссертации «Игра учащихся как педагогический феномен культуры», защищенной в 1997 году, С.А. Шмаков рассматривает игру как социокультурный и педагогический феномен по следующим основаниям: она многомерна, так как выступает в педагогическом процессе как вид творческой деятельности, принцип, метод, способ, стиль воспитательного процесса; она рождает, в основном, положительные чувства, энергию, комфортное состояние, оптимистическое мироощущение.

Культура в играх — это перевоплощенная, но сохраненная «аффективная память» (Рибо), которая хранит сюжеты и темы жизни. Как педагогический феномен игра обучает, воспитывает, социализирует.

Исследование подтвердило, что в жизнедеятельности школьников и учащихся младших классов преобладает самобытная игра, где наиболее сложные формы представлены в виде ролевой игры. В жизнедеятельности учащихся подростковых и старших классов самобытная игра сохраняется чаще как сопутствующая неигровой деятельности преимущественно в сфере свободного времени. В то же время в конце 80-х годов в общеобразовательных школах, летних и зимних лагерях отдыха, во внешкольных учреждениях у подростков и старших школьников начинают преобладать театрализованные модели игр, сюжеты которых заимствованы из телевизионных передач (КВН, «Поле чудес», «Колесо истории» и т.д.).

С.А. Шмаков составил функционал игры, который представляет ее как универсальную и феноменальную деятельность, выводящую ребенка за рамки его непосредственного опыта, любое место, занимаемое им в игре, уникально. В этом плане игра — стратегически тонко организованное культурное пространство развлечений ребенка, в котором он идет от развлечения к развитию. Исследователь показывает игру как фактор, формирующий личность на всех возрастных этапах школьного возраста и за его пределами. Кроме того, игра представлена им как самобытная и суверенная деятельность, являющаяся для детей и подростков «отыгранным опытом», эмоциональной и реабилитационной опорой личности, помогающей адаптироваться, реализоваться и самоутверждаться в жизни. Игра — ведущая модель досуга. Она — действенный метод познания, диагностики учащихся, развития и коррекции. С.А. Шмаков впервые выдвигает игру как один из соответствующих законам детства педагогических принципов, которым как исходным положением следует руководствоваться в своей профессиональной деятельности педагогу. «В многообразии педагогических смыслов и проявляется феноменальная сущность игры», — утверждает Сталь Анатольевич.

Лидер отечественной игровой педагогики Шмаков за время своего почти полувекового творчества показал себя талантливым методистом и непревзойденным по успешности практиком. Он создал методику проведения длительных ролевых игр (на языке сегодняшнего дня — игровых программ): «Город мастеров», «Снежная республика», «Цирк смелых и умелых» и др. Определив игру как стимул неигровой деятельности, он разработал ряд трудовых по содержанию и игровых по форме операций. Сталь Анатольевич обладал «чувством праздника». Любую деятельность — трудового, спортивного, эстетического характера — он умел оформить как игровое действо с элементами драматизации, музыки, песен и стихов (собственного сочинения). Вслед за А.С. Макаренко он провозглашал мажор и оптимистический стиль обязательным условием детской жизнедеятельности.

Шмаков, блестящий организатор игровых праздников, задолго до методики коллективно-творческих дел, разработанных И.П. Ивановым, применял логику КТД. Любое творческое дело начиналось с большого совета вожатых, где шло планирование и обсуждение предстоящей многодневной деятельности. Затем каждая структурная единица данного коллектива (отряд, класс, объединение и т.д.) детально рассматривала и реализовала полученные задания (номера в цирковом представлении или учреждения в Городе мастеров и пр.). После проведения праздников — обязательный детальный анализ с акцентом на позитивных моментах.

Любая деятельность организовывалась по-игровому, но с элементами «эффектной реальности». Например, если это парад, то он открывался полководцем
(С.А. Шмаковым), объезжающим «войска» в белой парадной форме на настоящем жеребце. Все вожатые также были в натуральной военной форме.

Сталь Анатольевич показал образец руководства игрой. К игре привлекались почти все взрослые. При этом они не изображали игру, а именно включались в нее. Это главное условие для включения детей. Ситуация всеобщего праздничного действа способствовала изменению состояний участников. Обязательным условием организации было обеспечение игровыми ролями всех членов детского коллектива. Но
С.А. Шмаков, пропагандируя игру как универсальное средство воспитательного процесса, постоянно напоминал о чувстве меры и предостерегал от гиперболизации этого средства. Все мы знаем, что лекарство отличается от яда только дозой.

Деятельность С.А. Шмакова как пропагандиста, практика, методиста и режиссера игровой деятельности неоценима. Результатом ее являются когорты учеников разных поколений, несущих идеи Ее Величества Игры (по выражению Сталя Анатольевича) в детскую и взрослую педагогику современности.

Copyright © 1999-2014 "Сибирский учитель"
Сайт поддерживается по заказу Новосибирского института повышения квалификации и переподготовки работников образования в Областном центре информационых технологий и является участником Новосибирской открытой образовательной сети